АналитикаКрым/ДонбассРоссия

Политика Московии по «признанию российского Крыма» — кто и как продвигает

В современных медиа более чем достаточно упоминаний о деятельности и заявлениях Георгия Мурадова, ставшего с 2014 года ключевым исполнителем внешнеполитической доктрины РФ по «признанию российского Крыма».

Украинские журналисты несколько раз пытались осветить этот вопрос, но, прежде всего в контексте «служебных обязанностей» Мурадова и в рамках его нынешних связей в третьих странах, в частности в рамках проекта «Друзей Крыма», который на самом деле государством-агрессором уже отложен на «дальнюю полку». Эксперты «АРК» также неоднократно упоминали Мурадова – его утопические заявления о «торговле Крыма из Никарагуа», его нынешнюю роль «руководителя крымского отделения» «Ассамблеи народов Евразии» и его «почетную» роль статиста в «крымском списке кандидатов в Государственную думу» от «Единой России».

Но мало знакомому с деталями биографии Георгия Мурадова читателю было бы трудно понять, почему человек, некогда занимавший не последние места в высших эшелонах российской власти, отвечает за часто карикатурную деятельность по продвижению заведомо фейкового концепта «российского Крыма» путями трагикомической «народной дипломатии» и при этом остается на прежнем месте, несмотря на семь лет очевидно нулевых результатов своей работы и после ряда уже «похороненных» проектов.

Ведь хотя стратегическая цель начальства Мурадова по некоему «международному одобрению» российской агрессии, конечно, не осуществима в принципе, даже тактические шаги исполнителей по «признанию аннексии Крыма» так и не получили признаков системности. Поэтому настоящую роль и место господина Мурадова в системе современной «властной вертикали» Кремля и в других «вертикалях» можно понять лишь с учетом насыщенного прошлого этого персонажа и специфики круга его «ближних связей», который и позволит понять – на кого и для чего на самом деле работает этот человек.

Историю Георгия Мурадова трудно понять в отрыве от его семьи, и хотя «сын за отца не отвечает», следует признать, что в этом случае «яблоко недалеко откатилось от яблони». В «официальных» биографиях указывается рождение Мурадова в поселке Кочмес «в семье врачей, участников Великой Отечественной Войны» с уточнением, что отец будущего дипломата, Лев Мурадов, был этническим армянином. Сам Мурадов в последующих интервью этого не отрицает, но при этом указывает, что сам является русским «из провинциальной семьи», родители в которой были «врачами». Впрочем, по своей биографии господин Георгий несколько лукавит.

Его отец 1910 года рождения легко находится на русском портале «Подвиг народа» как участник Второй мировой войны, но при этом он проходит там по категории «политических работников» и фиксируется, по состоянию на 1944 год «начальником госпиталя легкораненых 1993». Мать господина Георгия с именно теми данными, что указаны в «официальных биографиях», на этом портале (где указаны все зафиксированные властями СССР участники Второй мировой) не числится вообще. Впрочем, там есть другая медработница, проходившая службу в советской трофейной команде, с близким для отца Георгия регионом призыва и обстоятельствами прохождения службы, но – с отличным от «официальной» матери господина Мурадова отчеством.

Таким образом отец Георгия очевидно был советским политработником, назначенным руководить госпиталем, а его мать либо вообще не была на самом деле участником войны, либо почему-то после работы с немецкими трофеями была вынуждена сменить отчество. Напомним, что после Второй мировой в СССР была соответствующая компания «раскулачивания барахольщиков», обвиняемых в хищениях германских трофеев. Эти гипотезы подтверждаются местом рождения Георгия Мурадова. Ведь находящийся в Коми Кочмес был не просто поселком, а поселком советских концлагерей с непрерывной историей уничтожения заключенных с 1932 до 1954 года. Кочмес играл роль «тылового» концлагеря, куда заключенных фактически свозили умирать, для чего там находилась «больница», а также «общелагерный дом младенца», поскольку из ГУЛАГа не выпускали даже родившихся в неволе детей заключенных.

Смертность рожденных в таких «домах младенца», даже согласно современным официальным российским данным, достигала 80%, то есть она не уступает показателям Аушвица и Треблинки. Конечно же, никаких «гражданских больниц» в Кочмесе никогда не существовало вообще, поэтому очевидно, что Георгий Мурадов родился именно в семье «ответственных работников» соответствующих «медицинских учреждений» ГУЛАГа, которые целенаправленно уничтожали заключенных разных порабощенных СССР народов, в частности – Украины и государств Балтии. Так что «любовь ко всему украинскому» господин Мурадов в буквальном смысле «впитал в себя с молоком матери».

Мы бы подробно не сосредотачивались на этом «семейном» вопросе, если бы, во-первых, господин Мурадов неоднократно сам не подчеркивал важность советов родителей в выборе своего жизненного пути (по его словам «отец с детства привил мне любовь к политике и географии»), и во-вторых, если бы Георгий Мурадов не пробовал бы в своих интервью оправдывать преступления сталинского режима. Поэтому, например, жизненный путь сыновей самого господина Мурадова, а именно уже бывшего чиновника путинской администрации и заместителя губернатора в Нарьян-Маре по закупкам и другим крайне интересным для следователей вопросам Юрия Мурадова, а также руководителя концертного агентства «Eventation» под крышей соответствующих служб РФ, проводящего «рекрутинг» певцов и музыкальных групп третьих стран, Сергея Мурадова, как «продолжателей чекистско-дипломатической династии», нам малоинтересен. Ведь в свои «крымские дела» их отец предусмотрительно не впутывает.

А жизненный путь для якобы «выходца из простой семьи врачей» у господина Георгия оказался незаурядным, ведь он учился в Московском институте международных отношений и после этого в 1979 году сразу же попал на зарубежную службу советской дипломатии, причем – в Грецию, капиталистическую страну, члена НАТО. Все читатели, понимающие советские реалии, согласятся с тем, что никакой «ленинской стипендии» для такого кульбита было бы недостаточно. А вот если смоделировать начало карьеры продолжателя «чекистской династии», то все становится понятным.

И далее в биографии Мурадова начинается наиболее интересный эпизод. «Официальная версия» класит, что он якобы работал «на разных должностях в центральном аппарате и загранучреждениях МИД СССР» до 1992 года, и что якобы в советском посольстве в Греции он «дорос» до первого секретаря. Но нам удалось найти публикацию 1991 года, согласно которой господин Мурадов числится «пресс-атташе посольства СССР в Греции» и вынужден объяснять причины «финансовых сложностей», возникших с изданием в Греции газеты «Московские новости».

Стоит напомнить читателю, что до 1990 года это издание было форматом иностранной пропаганды для советского Агентства печати «Новости» как преемника «Совинформбюро» и было почти нескрываемой составляющей советской разведки, прежде всего военной. «Удачное освоение» в Греции указанных средств «на печать» господином Мурадовым могло остаться, в условиях коллапса СССР, незамеченным, но и в последующих интервью господин Георгий многократно жаловался на «излишнюю бюрократизацию и контроль» в сфере расходов советскими и российскими посольствами средств на «поддержку соотечественников». Очевидно, что со времен махинаций с «Московскими новостями» этот вопрос «излишнего контроля за расходами» остался для господина Мурадова очень болезненным воспоминанием «боевой юности».

В дальнейшем в биографии господина Мурадова начинается еще более интересная страница, ведь он в уже независимой России идет на повышение до советника-посланника в Болгарии и находится в статусе посла России на Кипре до 1999 года. Назначение российского разведчика последовательно в Софию и в Никосию, ближе к своим проработанным греческим связям, было достаточно логичным, чего не скажешь о «чистом» дипломате, который обычно назначается на новую должность в другую страну с существенными географическими «рокировками».

Но именно на Кипре деятельность господина Мурадова, кажется, вышла далеко за пределы как посла, так и разведчика собственно России. Напомним, что в 90-е годы ХХ века российский капитал выводился в третьи, безопасные для средств юрисдикции, а затем возвращался обратно в Россию именно через юридические лица и финансовые структуры Кипра. При этом данный процесс был взаимно выгоден прежде всего российскому крупному бизнесу, кипрским и греческим властям и финансовой элите, соответствующим спецслужбам и организованной преступности Греции, но никак не самой России как государству.

Приведем лишь один пример с «Банком Москвы», основанным Юрием Лужковым в 1995 году. В 2011 году новые московские власти обнаружили в нем недостаток «всего-навсего» в 250 миллиардов рублей, то есть – в более чем 8 миллиардов долларов. Как тогда заявлялось, руководил банком протеже Лужкова Андрей Бородин, который сам являлся совладельцем учреждения через кипрский оффшор «Plenium Invest», при этом банковское учреждение выдавало миллиардные кредиты структуре «Интеко» супруги Лужкова Елены Батуриной. Но хотя впоследствии госпожа Батурина стала фигурантом ряда скандалов, «арестов», розысков и уголовных дел, она до сих пор остается самой богатой женщиной-бизнесменом Российской Федерации и, конечно же, имеет постоянные «инвестиционные интересы» на Кипре, а ее общая с бывшим мэром Москвы дочь, Елена Лужкова, сейчас пользуется кипрским гражданством.

Посол Мурадов просто не мог не иметь к этим сделкам прямого отношения, ведь в своих воспоминаниях тех времен он признает свои более чем дружеские отношения именно с Юрием Лужковым, постоянно приезжавшим на Кипр. Впрочем, Мурадов очевидно предоставлял на Кипре «дружеские услуги» и другим тогдашним бонзам и олигархам России, поскольку именно через банки острова РФ тогда продавала на мировые рынки свои государственные кредитные обязательства (ГКО) – облигации госзайма. Напомним, что именно многомиллиардная афера с этими самыми «кипрскими» ГКО в августе 1998 года привела к дефолту Российской Федерации, к обесцениванию рубля, к социальному кризису и к приходу к власти в качестве премьера России бывшего профессионального советского разведчика, директора Службы внешней разведки РФ Евгения Примакова.

Интересно, что эта деятельность россиян, в отличие от «взаимовыгодных» афер типа «Банка Москвы», была воспринята киприотами, мягко говоря, «не очень хорошо». Ведь тогдашний президент Кипра Глафкос Клиридис, загадочно умерший в 2013 году, и министр финансов Христодулос Христодулу, который сейчас находится в тюрьме за мошенничество, с августа 1998 года очень хотели встретиться с Борисом Ельциным чтобы «прояснить ситуацию», чего тогдашние высшие власти РФ стыдливо избегали.

Георгий Мурадов простодушно признает в своих воспоминаниях, что организовать «стрелку» тогдашнего руководства Кипра с Ельциным ему помог Юрий Лужков, а «вопрос был полностью решен» уже при недолгом премьерстве Евгения Примакова. Как именно все было «решено» – можно узнать из тогдашней прессы, ведь в феврале 1999 года при прямом и активном содействии посла Мурадова было заключено соглашение о поставках на Кипр российских зенитных комплексов «С-300». Примечательно, что тогда российская пресса задалась вопросом, чем именно обусловлен такой очевидный подыгрыш интересам Греции в регионе и «игра России против Турции», в которую активно был замешан именно Мурадов. Пожалуй, тогда еще не было известно о переговорах руководства Кипра касательно последствий «дефолта» с Лужковым и Примаковым в Москве, о которых Мурадов опрометчиво проговорился через пятнадцать лет.

Примечательно, что «сделав ставку» на деньги Лужкова и на связи номенклатурщика Примакова, которые в 1999 году были отодвинуты от определенных рычагов Кремля другими группировками, дипломат Мурадов навсегда проиграл свою карьеру в российском МИДе. Он не только «слишком много знал» и не только объективно действовал в пользу финансовой верхушки, спецслужб и криминалитета Греции, а также отдельных российских бизнесменов, но и «стремился к большему», опираясь на своих патронов. Поэтому вновь назначенный министр Игорь Иванов осенью 1999 года решил избавиться от такого «токсичного конкурента» в ведомстве. Впрочем, «дружественные услуги» Мурадова не были забыты Лужковым и он забрал господина Георгия к себе в правительство Москвы, предварительно крайне цинично использовав бывшего посла в Краснодарском крае в качестве технического кандидата для «организации нужного результата» на выборах депутатом Госдумы Игоря Ханкоева. Так что фейковые «крымские выборы в Госдуму» в 2021 году не были первой в карьере господина Мурадова клоунадой с «бюллетенями».

В Москве хорошо знакомый с греческим финансовым олигархатом и с системой отмывания средств через кипрские оффшоры, Георгий Мурадов десять лет провел руководителем департамента внешнеэкономических свіязей города. Он занимался «инвестициями» из Кипра в десятки миллиардов долларов и фактически внедрил интересную схему освоения средств, – в рамках помощи «российским соотечественникам», на которую правительством Москвы ежегодно выделялось до 350 миллионов рублей (около 12 миллионов долларов). Конечно же из федерального бюджета на те же нужды в РФ тогда средства также тратились, но, как признавал сам Мурадов в 2008 году, «здесь есть своя специфика», на самом деле очень простая, ведь за расходованием «федеральных», а не «московских» средств был хоть какой контроль. В тот период Мурадов «щедрой рукой» образовал в Москве, в качестве одной из «стиральных машинок» для «средств помощи», «Московский дом соотечественника», первым директором которого стал печально известный Константин Затулин, а последующим, на долгие годы – Юрий Каплун.

Именно в этот период господин Мурадов очень хорошо, как говорят «с калькулятором», ознакомился с крымской тематикой, поскольку все «московские городские» средства в поддержку «крымских соотечественников», в рамках которых Лужков строил в Москве свой политический капитал «борца за Севастополь», шли именно через бывшего посла, и именно он и осваивал соответствующие «откаты». Впрочем, крымские планы «освоения средств» у господина Мурадова тогда выходили далеко за рамки «помощи соотечественникам», поскольку, например, в 2007 году правительство Москвы не только подписывало декларации об «инвестициях» сотен миллионов долларов в Ялту, но и заявляло о нескольких миллиардах, которые якобы должны быть освоены в рамках «строительства гостиничных комплексов на Керченском полуострове».

Примечательно, что не забывал Мурадов и о Кипре, периодически посещая остров от имени правительства Москвы. Впрочем, этот «праздник расходования московских средств в Крыму» для господина Мурадова завершился в 2010 году после замены власти в Москве, поскольку он был мгновенно снят с должности вместе с Лужковым и финансистом мэра Москвы Юрием Коростелевым. До начала оккупации Крыма Мурадов был назначен заместителем «Россотрудничества» как федеральной структуры, созданной в 2008 году именно для «защиты прав соотечественников». Это не обошлось без помощи от старого патрона Мурадова Примакова, внук которого, также Евгений, в настоящее время стал руководителем «Россотрудничества». В тот период господин Мурадов, что особо не удивляет, вернулся к «греческому направлению», например «отметившись» в 2013 году среди организаторов российско-греческого бизнес-форума и в ряде других подобных мероприятий с 2011 года, в частности – совместно с такой тенденциозной структурой российских и, вероятно, греческих спецслужб как «Императорское православное палестинское общество».

Также в этот период господин Мурадов активно называет себя руководителем «Общества культурного и делового сотрудничества и дружбы с народами Греции и Кипра «Филия». Выскажем скромную гипотезу, что на эту должность мог быть назначен человек, устраивающий не только российскую, но и греческую «стороны диалога», особенно учитывая то, что собственно с Грецией, кроме прохождения там дипломатической службы, формально господина Мурадова ничего не связывало. Исследование статуса «Филии», как «межрегиональной общественной организации», позволяет прийти к интересным выводам.

Ведь эта «Филия», совместно с Игорем Вагинаковичем Саркисовым и с «Московским союзом общественных объединений – обществ дружбы с народами зарубежных стран» выступила в качестве основателя «Клуба друзей Москвы», который в свою очередь основал «Всемирный гуманитарный союз» или же «Всемирный союз гуманитарных, благотворительных, миротворческих и экологических организаций», ликвидированный в 2020 году. В свою очередь сам «Московский союз общественных объединений», затем превращенный в организацию развития туристических связей «Вокруг света» во главе с Мариной Кузнецовой был зарегистрирован в Москве в Яузовском переулке, в доме 11, заброшенном муниципальном здании, которое ранее использовалось как нелегальный бордель.

Кроме того, та же Кузнецова, совместно с еще одним соучредителем «мурадовской» «Филии» Александром Петричко, стали основателями иного юридического лица с таким же названием «Филия», но зарегистрированным в квартире московской новостройки. В то же время упомянутый Игорь Саркисов совместно с Кареном Мирзояном стал «основателем» более десяти «общественных структур», включая «Национальную службу экстренной правовой защиты» и «Международный центр социально-правовых и интеллектуальных программ», которые сами российские исследователи организованной преступности увязывают с вероятным обслуживанием интересов соответствующих этнических общеуголовных группировок.

Эти организации, перманентно создаваемые и ликвидируемые со всевозможными формальными «основателями», объединяло, помимо громких названий и связей с господином Мурадовым (до сих пор лично возглавляющим более десяти подобных структур), а также с армянской диаспорой в Москве, огромные возможности тратить «в никуда» значительные средства. Следует также добавить, что первая, «мурадовская» «Филия» была зарегистрирована в Москве в бывшем особняке Варвары Морозовой на Воздвиженке, 14, официально принадлежащем Администрации Президента России. Примечательно, что по этому же адресу официальной президентской резиденции было зарегистрировано более тридцати «общественных организаций» по сотрудничеству с иностранными странами, включая «Византийский клуб» и «Общество дружбы и сотрудничества с Арменией».

Добавим, что тема «византийства» постоянно отражалась в речах и заявлениях господина Мурадова, как до 2014 года, так и позже. Современные исследователи российской агрессии теряются в догадках – почему и зачем господину Георгию гальванизировать такую ​​специфическую проблематику, которая объективно никаких бонусов идеологии и интересам агрессора не добавляет. Но если предположить, что кто-то действует в интересах не только российской власти, но и определенных лиц с высотки на проспекте Каннелопулу, то такой modus vivendi господина Мурадова становится понятным.

Назначение с 2014 года Георгия Мурадова «вице-премьер-министром Республики Крым» и одновременно «представителем Республики Крым при Президенте РФ» сделало из него одного из главных «спикеров русского мира» по оккупированному Крыму, действия и высказывания которого активно отражают не только российская пропаганда, но и украинская печать. Но объективно, даже в измерении сугубо «организационно-управленческих достижений», «результаты работы» господина Мурадова достаточно скромны, что конечно не может не радовать, ведь менее сконцентрированная на собственном обогащении и на сотрудничестве с греческими партнерами персона могла бы обслуживать преступные намерения агрессора эффективнее.

Например возглавляемое Мурадовым «Представительство Республики Крым при Президенте РФ» в Москве за семь лет оккупации Крыма породило около девяноста однотипных заявлений и обращений, прежде всего от имени самого Мурадова, а в «дружный коллектив» этого «органа» бывший дипломат набрал бывших сотрудников московского правительства, таких как Владимир Графков либо Николай Зырянов, или же Сергей Кудрин, которого Мурадов ранее «забрал к себе» и в «Россотрудничество». Смогло ли бы это уютное сборище московских расхитителей среднего звена предложить «нечто концептуальное» по крымскому измерению – вопрос даже не дискуссионный.

Остальные прожекты Мурадова преуспевают исключительно в формате «освоения федеральных средств», и при этом в любимом стиле господина Георгия, то есть «без чрезмерного и удручающего контроля». Более того, образованный при «представительстве» «деловой и культурный центр Республики Крым» за годы оккупации не отличился ничем, кроме удачного «освоения средств». Перевод его «директора» Ярослава Иванченко, также возглавлявшего «Агентство по привлечению иностранных инвестиций», на «руководство институтом» подконтрольной агрессору ялтинской «Гуманитарно-педагогической академии» существенно ситуацию не изменил. Кстати примечательно, что Иванченко, который был фактически единственным хоть как-то связанным с Крымом человеком в «московском офисе» Мурадова, возглавлял это московское «Агентство» еще с 2011 года, а «с возвращением» в Крым он «основал в Евпатории ООО» «Прибрежное», об интересных махинациях с которым, возможно, будет отдельная статья.

Также не стоит забывать о «затухании» активно лоббированного Мурадовым проекта «Друзей Крыма», о прекращении проведения с 2019 года его другого детища, «ежегодной конференции» «Крым в современном международном контексте» и об отмене уже два года подряд, якобы из-за «карантинных» ограничений» ранее громко рекламированного агрессорами «Ялтинского экономического форума».

Еще одно «детище» Мурадова, «Черноморская ассоциация международного сотрудничества» также проводит в год лишь несколько по существу «внутренне-крымских» «мероприятий». Несмотря на заявленный «высокий уровень представительского актива» среди собственных «спикеров» «ассоциация» может похвастаться разве что Анастасией Гридчиной, довольно неумело изображающей на полуострове «украинскую общину». В 2021 году, после смерти формального руководителя «Черноморской ассоциации» Яна Эпштейна, основным «медийным мероприятием» структуры, конечно же, кроме «торжественного празднования» «200-летия независимости Никарагуа», стало «избрание Георгия Мурадова президентом ассоциации».

Сам Мурадов с 2014 года неоднократно пытался продвигать в отношении Крыма свою «греческую» партию, в частности участвуя от «Филии» в неких формальных мероприятиях кипрско-российских либо греческо-российских «активных отношений». Но эти формальные либо даже фейковые мероприятия никак не повлияли на позицию государств ЕС по Крыму и более того, они не уберегли Георгия Мурадова от персональных санкций Евросоюза, наложенных именно за его «крымскую активность». Примечательно, что помимо заявлений об озабоченности от отдельных второстепенных греческих клерков и кроме писем от отдельных коммерческих структур это ни к каким последствиям не привело, и ни Греция, ни Кипр ничего не сделали для снятия с Мурадова санкционных ограничений.

Это и понятно, ведь такой полезный человек нужен соответствующим греческим учреждениям не в Афинах или Лимассоле, а именно в Москве, но не для продвижения «крымской повестки дня», а совсем по другим вопросам. А подсанкционность Мурадова для них – дело даже очень полезное, потому что из-за его любого непослушания можно будет и «внезапно обнаружить банковский счет» и его заблокировать. Формально участие Греции в «крымских приключениях» Мурадова сводится к терпению пропагандистской деятельности отдельных деятелей общества «Греция-Россия», таких как Павлос Христу, «генерал-лейтенант в отставке». Примечательно, что именно на русскоязычных сайтах можно найти и другую рекламу господина Христу, а именно – касательно его массажного салона в Афинах. Поэтому господину Мурадову остается в личине «общественного деятеля» постоянно жаловаться он-лайн на всевозможных международных площадках касательно якобы притеснений некого «российского Крыма», о чем хоть какие-либо документальные упоминания содержатся прежде всего в российской пропаганде.

В этих условиях основным практическим «вектором работы» Мурадова, где он может продемонстрировать «хоть какие-то показатели», стала Армения. Наша Ассоциация уже писала и о связях крымской диаспоры с Ереваном, и о поддержке «Друзей Крыма» соответствующими этническими криминальными группировками из Ялты. Но хотя заявленной Мурадовым с 2015 года цели – «прямого авиасообщения» «Симферополь-Ереван» достигнуто не было, нынешнее состояние Армении как сателлита РФ позволяет «представителю Республики Крым» развивать там «бурную деятельность», или хотя бы ее активную имитацию.

Это прежде всего функционирование «Клуба друзей Крыма в Армении» и «Дней Крыма в Армении», основными партнерами которых в Ереване стали руководитель партии «Конституционное право» Айк Бабуханян и руководитель партии «Альянс» Тигран Уриханян, оба сейчас – «активные политики» и депутаты армянского Национального собрания. Примечательно, что во время поездки в Ереван в 2021 году Мурадов, несмотря на отсутствие его встреч с руководителями Армении, заявил, что он «успел увидеться с собственными друзьями из Карабаха» и выдал ряд других провокационных тезисов, чем обусловил возмущение азербайджанских медиа.

Примечательны и «местные партнеры» Мурадова в Ереване, и если господин Уриханян – это обычный пророссийский политик с прямой поддержкой от «Газпрома», то Бабуханян принадлежит к армянским консерваторам, считающим Россию «меньшим злом» в борьбе с «тюркским миром». Политик и парламентарий Бабуханян, в частности указывал, что «Армении пора задуматься о создании собственного ядерного оружия» и что «влечение к геноциду, заложенное в турецких головах, не зависит от уровня образования или других обстоятельств».

Понятно, что поддержка Мурадовым именно таких не просто пророссийских, а максимально антитурецких армянских политиков, а также деятельности Армении в Карабахе вполне отвечает интересам соответствующих греческих структур по стандартному принципу «врага моего врага». Но, как ни странно, Мурадов одновременно с указанными визитами в Ереван настойчиво пытается «наладить мосты дружбы Крыма» с Турцией. Потому что это было бы действительно странно и даже немного глупо – если не учитывать «греческий след» господина Мурадова и соответствующие пожелания «финансовых партнеров из Кипра» о потребности «нечто интересное организовать в Анкаре», которые он и должен исполнять.

Иначе что-то очень нехорошо может «вдруг» случиться с соответствующими кипрскими счетами. Ибо если бы руководствоваться на месте «выдающегося российского дипломата» исключительно интересами государства-агрессора, то, конечно же, «турецкое направление», по элементарным логическим соображениям, было бы передано господином Мурадовым в «другие руки», по принципу «сулаки с хашем отдельно, а кебабы – отдельно». Но этого не произошло, и один и тот же человек «плодотворно работает» не только на армянском и греческом «направлениях», но и «в турецком измерении».

Для «турецкого гамбита» Мурадовым используется давно «отработанный» россиянами инструмент, а именно господин Унвер Сель и возглавляемая им «Федерация дейнеков крымских татар», «генеральным секретарем» которой является журналист издания «DikGAZETE» Ильбер Васфи Сель. О деятельности этих лиц в пользу «русского мира» с 2005 года, а также о фейковом, не-представительном характере «Федерации», фактически состоящей из двух вышеуказанных лиц и кучки их бизнес-партеров, уже писалось украинскими медиа. Стоит отметить, что Унвер Сель и Ильбер Васфи Сель периодически посещают, вопреки украинскому закону, оккупированный Крым, имитируя «активное сотрудничество» с тамошней «администрацией», что периодически «освещает» именно «Черноморская ассоциация» Мурадова.

Более того, именно на Васфи Селя среди прочего в 2015 году в Симферополе оккупантами была «записана», а затем закрыта фирма «Сель» с «российским кодом» 1159102122893, а для каких именно махинаций она была нужна – это отдельная и очень интересная история.

В то же время не секрет, что Унвера Селя оккупанты преимущественно используют в тандеме с крымскотатарскими коллаборантами от «общественного движения» «Къырым бирлиги», во главе которого российские спецслужбы поставили одиозного Сейтумера Ниметуллаева, бывшего главу Генической районной администрации Херсонщины. В частности, совместные заявления Ниметуллаева и Селя о «новых выборах курултая» транслировал российский ТАСС в 2015 году, в Симферополе Сель заседал в президиуме проведенного «Къырым бирлиги» фейкового «Совета крымскотатарского народа», а в 2018 году «Регионы России» опубликовали пропагандистскую статью о том, как «совместно с главой «Къырым бирлиги» Сейтумером Неметуллаевым Унвер Сель проводит в жизнь стратегию объединения народов Крыма под мирным небом России».

Кроме того, лишь «Къырим бирлиги» указана на веб-ресурсах «Черноморской ассоциации» Мурадова как якобы «партнерская организация», из нескольких нене имеющихся «крымскотатарских структур», подконтрольных Кремлю. Напомним, что украинские правоохранители сейчас имеют системные претензии к господину Ниметуллаеву не только по вопросам его любви к Путину, но и относительно его, мягко говоря, общеуголовных талантов, в сфере хищения публичного имущества, махинаций с землями Херсонщины и тому подобное.

А потому анонсирование Георгием Мурадовым очередных «Дней крымскотатарской культуры в Анкаре» будут очевидно организовано в тандеме Неметуллаева и Селя. Очевидно, что проведение таких мероприятий составляет общий интерес как непосредственно московского начальства Мурадова, так и его «деловых партнеров» и «близких друзей» из Афин и Еревана. И пока бывший посол Мурадов выполняет свою роль Нибелунга над выведенными из России на Кипр и в Грецию миллиардами, его активность в этом направлении останется неизменной.

Источник

Показать Больше

Статьи по теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button
Close
Close